четверг, 23 ноября 2017 г.

История одной фотографии

Простая
Мой племянник,ныне покойный,не доживший до своего шестидесяти летнего юбилея, с детства  хорошо относился ко мне. 
Он родился у моей старшей сестры,когда мне было двенадцать лет. 
Мы расстались с ним в тот год,когда ему надо было пойти в первый класс,то есть в тысяча девятьсот пять десять девятом году меня забрали в армию.
Как я уже писал,отслужив в армии,решил остаться в Минске...В 1964 году,в начале зимы получаю письмо от этого мальчика,которому к тому времени исполнилось двенадцать лет,где он просит меня,что бы я посыла ему свою фотографию.
И вот однажды приехал с улицы Лизы Чайкиной,на автозаводе, на улицу комсомольскую,где была фото мастерская,не далеко от кинотеатра "Победа",и работал там очень классный мастер,и сфотографировался.
Обратите внимание,какая искренняя улыбка,не смотря на абсолютную пустоту в глазах.
Это потому,что она не поддельная.
Дело было так.
Когда я шёл по проспекту Ленина и
повернул на Комсомольскую,один из моих соотечественников и сослуживцев,который
демобилизовался годом раньше и тоже остался жить в Минске.
Он был из Кировабада (теперь Гендже).Русский.
Звали его Василий, Ивашов Василий.
Так вот он заметил,куда я зашёл,дождался,пока
фотограф даст команду "внимание"и из за занавесов у входных дверей всунул голову с закатанными глазами.
Вот почему улыбка не заказная.
Пришло время получать снимки и я попросил у
Голубя Иосифа,который жил со мной в одной комнате и был от куда то из под Минска, его плащ,что бы было что одеть,что бы ехать за фото,так как
за больше чем год,так мы и не могли позволить себе приодеться.
Особенно таким,как я кому помощи не от куда было ждать.
У местных ребят,которые тоже из армии пришли вместе со мной, хотя служили в разных регионах Союза и в разных войсках,родители
помогали питанием и кое какими шмотками.
А мне и таким,как я,не кому было помочь.
Вот мы и жили выручая друг друга.
Изображения получились отменные. Особенно цветные.
 Приехав в общежитие,повесив плащ Иосифа в шкаф, про снимки на прочь забыл,пока однажды не пришлось ехать в город,спустя несколько месяце после тех событий.
 Помните,какие в те времена ходили автобусы и троллейбусы?
Минчане всегда славились своим порядколюбием.
Вот стою на остановке,в очереди на посадку в третий номер маршрута, Котовского (там улица Котвского упиралась на Могилёвское шоссе.)
за двумя красивыми девушками.
Одна говорит другой:
_Ой,сейчас я покажу тебе артиста,которого я купила в доме культуры автозавода на танцах,
помнишь,я говорила тебе?
Тут подъезжает троллейбус,все садятся,чинно--
благородно,заходят и девушки,за ними я.
Транспорт пустой в виду того,что первая осановка
после конечного.
Обе красавицы сели и та,что обещала,открывает сумку,вынимает с неё книгу а из книги одну из моих тех снимков.
Я до сих пор не могу понять от куда у меня
появилась на ту минуту такая реакция. Я одним движением выхватил фот и сунул в карман.
Милое создание,которое предвкушала смотреть на какого артиста,собиралась возмущаться,другая увидев меня опешила и выхватила руку своей подруги и вытащила её к выходу и на первой же остановке выскочили.
Дело в том,что я был одет так,как на фото,вот она и опешила,что "итальянский артист" очутился на болотах деревни Будилово,где,как раз они и вышли.(Будилово находилось на площади Ванеева.Улица Будённого тоже с тракторного завода выходила в в деревню Будиловои там были настоящие,топкие болота)
Надо заметить,что я в то время,наверное чем то болел.Я,идя по улице,на ходу спал,забывал сходить в столовую, у меня иногда бывали галлюцинации. Это было связано тем,что меня забрали в армию с не сросшимся левым плечевым поясом. И это не было чьим то злым умыслом.Врачи и работники военкома знали, что 
у меня не свежий перелом.
А деваться не куда было,призывать не кого потому,что наш призыв приходился на тот период,когда всех мужиков забрали в войну а родить будущих воинов было не кому. Вот и брали
таких калек как я с надеждой на то ,что за службу выздоровеют.
А у моего хорошего друга Вели Самедова рука сломалась ещё в детстве и срослась точно как у Сталина и отслужил все три с лишним года.
Но и служба попалась не сахар--охранять заключённых.Ни сна ни покоя. Я ещё легко отделался.А так один из моих сослуживцев--Женя
Иванов застрелился на посту,Анисимов ( имени забыл) умом тронулся в последние дни службы.
А скольких комиссовали по состоянии не адекватности.
Это я пр свою забывчивость.
 Вечером того дня я спрашиваю у Иосифа:
_Иосиф,скажи,пожалуйста, где конверт,который я
забыл,оставил в кармане твоего макинтоша?
Он отвечает:
_После тебя,его одел Чиновник,спроси у него.
С нами в одной комнате жил весёлый такой парень,
у которого кличка была Полковник и которого,с моей лёгкой руки,стали называть Чиновником.
 И вот наш Чиновник, находясь в старом доме культуры автозавода на улице Социалистической, на танцах, нащупав в кармане нечто плотное и увидев мою харю,решил по пить пива за мой счёт и предложил девчонкам по пятьдесят копеек"какого то итальянского актёра,которого его друг,находясь в командировке в Риме,запечатлел."
Это в шестидесятых то годах,друг Чиновника,Рим...
Правда эту идею придумал не сам Чиновник а кто то, то же из наших ребят,который был с ним и которого так и не выдали мне на "съедения."
Это история о том,как я нашёл первый экземпляр пропажи.
Если интересно,следите за тем,как я находил остальные три портрета...