воскресенье, 26 апреля 2015 г.

Курите на здоровье

Я в детстве занимался вырезанием маслобоек.
  Это делалось так,выбираешь в лесу подходящую липу,ствол
которой толщиной не менее сорока сантиметров в поперечном 
сечении в длину как можно по длиннее.
Вообще  то азербайджанская  маслобойка в длину от метра до метра тридцати сантиметров. А найти такую липу что бы ствол 
потянул бы на на две маслобойки по длине это редкость.
А так, находишь липу на одну маслобойку,вырубаешь её и
хорошо если есть возможность доставить эту заготовку к себе
во двор а если нет такой возможности то приходится прямо в лесу заниматься изготовлением задуманного изделия.
Маслобойку у нас вырезают или вырубают из одного цельного
чурбака.После того как нашёл липу и спилил заготовку,самой важной фазой процесса является высверливание этого ствола
на сквозь по всей длине.После того как просверлил большим ручным буравом на сквозь заготовку,тогда уже легко долотом
выбирать внутри так,что бы получилась деревянная
толстостенная   труба,которую уже легко на себе донести
к себе домой на дальнейшую обработку в домашних условиях.
  Изначально надо сверлить заготовку эксцентрично т.е.
с расчётом на то,что с одной стороны маслобойки по середине
вырезается воронка,через которую потом буду вливать кисломолочные продукты,из которых собственно и получают сливочное масло, А по концам со стороны воронки, выступы
для того.чтоб потом браться за эти выступы и качать маслобойку как маятник.Так вот и воронка и эти выступы
выступают от тела трубообразной маслобойки. Вот почему
нужна эксцентричность.
  После того как труба маслобойки полностью доведена до
кондиции,теперь надо эту трубу по обоим концам герметически закрыт. для этого берётся два куска липовой
доски,придаётся доскам форма внутреннего контра-размера
трубу-маслобойки и плотно вставляется по торцам да так,
что бы вода не сочилась через эти крышки.А потом по концам
на уровне этих заглушек трубу маслобойки окаймляешь
металлическим обручем,что бы от случайных ударов или падения маслобойка не лопнула.
  Вот и всё,Нехре,что по азербайджанскиозначает маслобойка,готова.
А теперь расскажу,как в такой маслобойке взбивают масло.
По терпите мои дорогие читатели,это так интересно,как
у нас взбивают масло.Заготавливают три одинаковые
жёрдочки,у которых с одного конца должно быть рогатина
а другой конец заостряют,чтоб от веса впился в землю.
Тогда берут эти три жёрдочки рогатинами вверх, соединяют 
концы а нижние концы разводят так,что получается тренога
не что типа штатива. Потом берут длинную верёвку и три
эти рогатины скрепляют между собой очень надёжно и
в то же время из этой же верёвки делают две петли для маслобойки. Потом вешают маслобойку по концам за эти петли и она принимает ровное, висячее, горизонтальное положение.
А потом вливают в неё кисломолочные продукты и качают
между ногами импровизированного штатива и таким образом
получают сливочное масло.
 Большое спасибо за терпение и теперь мой основной рассказ
о том как однажды мой односельчанин дедушка Мухтар
 остался доволен моей очередной импровизацией.
  Дедушка Мухтар ездил на своём коне и предлагал а иногда и продавал мои маслобойки. А продавались они не очень то.
  Это такой инвентарь, что  служит веками. По этому очень
редко кому они нужны были. И всё же однажды дедушка
Мухтар умудрился таки найти бабушку,которая готова была
купить одну маслобойку за один кг масло.
  Получив моё согласие дедушка Мухтар взял у меня маслобойку отвёз на коне в какую то деревню к той самой 
бабке,которая изъявила желание расстаться с целым кг масло
ради какой то маслобойки и приехал без масло и без маслобойки. Бабка выдвинула вескую причину мол пока у меня не набралось столько кисломолочных продуктов чтоб
хватило на целый кг масла и назначила сроку целый месяц,
по истечении которого можно будет приехать за маслом.
  И вот настал тот день,да плюс ещё две недели,пока дедушка Мухтар освободился от домашних дел и когда дедушка Мухтар за собрался
ехать за маслом и предложил мне ехать с ним и я согласился. Поехали мы на конях к этой бабке.
 Выехали из деревни,спустились к реке Гаварты,переехали её
вброд и поднялись на местность,которую в народе называли Герден. И тут дедушка Мухтар гогорит:
_Слушай, у меня давно сложилась привычка   вот на этом самом месте отпустить коня, сесть вооот на тот валун и
выкурить трубку а потом продолжить путь. Так что слезай,
отпусти коня заверни себе цыгарку,покурим и поедем дальше.
  В то время я курил уже как взрослые люди и при мне всегда
имелись все необходимые премудрости для курения.
Слез я с коня,конец поводка кинул на седло,отпустил коня пастись,сел на один из валунов,которых тут хватает,завернул
козью ножку  и на пару мы с дедушкой Мутаром покурили на славу и продолжили путь.
  Ехать нам надо было до той деревни часа два и по этому
дедушка Мухтар по торопил меня и сам долго не стал засиживаться,поймали коней и поехали дальше.
  Приехали мы и при виде этой бабушки,я сразу понял, что мы очень даже не к стати.Увидев нас она хотела спрятаться да не удачно.Мы её уже заметили и когда она юркнула в хлев
дедушка Мухтар позвал её по имени и ей ничего не оставалось как вернуться к калитке,нам на встречу и сразу начал укорять
дедушку Мухтара,что он слишком рано приехал,хотя мы приехали не через месяц,как она требовала а ещё после месяца ожидания,целую неделю дали ей времени. 
 В общем масло мы не получили и маслобойку бабка надёжно спрятала.По этому нам ничего не оставалось как сесть на коней и возвращаться обратно. Я теперь и не помну свою
реакцию на то,как бабка нас кинула а вот дедушка Мухтар
 был очень расстроен,что он маслобойку бесплатно отдал и
не оправдал моё доверие. Он же знал,что над этой маслобойкой я целых три недели трудился.В общем дедушка
Мухтар на столько расстроился, что мы только выехали из этой деревни, он мне говорит:
_Я тебя подвёл извини меня и я очень расстроен.По этому
очень хочу покурить свою трубку. Так что давай слезай
отпустим коней пастись,покурим и поедем дальше.
А сам всё время шарит по карманам.   Я подумал он от расстройства нервничает по этому а он оказывается ни как
не может найти свою трубку.Слезли мы с коней, привязали
их за ветку дикой черешни опять дедушка Мухтар нашёл
валун и сел а я просто стал любоваться местностью.
Тут зовёт меня дедушка Мухтар и говорит:
_Ты знаешь,я потерял свою трубку а курить так хочется что
кажется сейчас земля перевернётся к верху дном.
Я, без лишних напоминаний,завернул ему цыгарку,прикурил и 
протянул ему а он пару раз потянул и поморщился как от 
какой ни будь отравы и потушил папироску,табак завернул
в какую то тряпицу и положил в карман и стал стонать дальше
по своей трубке.Ему,видите ли не всё ровно с чего курить
табак. Тогда взял я кусок желтозема,с чего состоит тут почва,
да такой кусок,который после дождя оторвался от колеса арбы
 и уже подсох и находится в состоянии пластилина.
  Взял я этот ком,вдавил большим пальцем углубление ровно
такого объёма,как на курительной трубке потом вырезал тоненькую веточку дикой черешни,отступив от края  углубления для для табака сантиметра на два  на искосок
проткнул глину так,что бы конец прутка показался внутри
и на донышке этого углубления.Потом вытянул пруток обратно,взял былинку и проткнул пруток насквозь по всей 
длине,благо,что молодые побеги черешни бывают полые и 
их очень легко проткнуть сухой травинкой насквозь,тогда
вставил пруток снова на место, хорошенько уплотнил глину вокруг чубука, взял верхний конец в рот и продул.Убедившись,что воздух нормально циркулирует,
набил это углубление в глине табаком,прикурил и подал
дедушке Мухтару.
   Когда он увидел моё это сооружение,сперва он не понял
что я ему предлагаю. А когда увидел дым,поднимающийся из этой импровизированной трубки_набросился как полоумный и выкурил вес табак,который я набил туда а потом то восторгался моей выдумкой то клялся,что ни когда так не наслаждался курением трубки. Когда дедушка Мухтар на курился,сели мы на коней и поехали домой и когда оказались
на Гердене,где дедушка Мухтар в торопях оставил свою трубку с кисетом из красного материала,я слез подобрал её и отдал ему,чем я его очень обрадовал ибо это трубка была у него памятная,как он говорил.
А импровизацию мою он привёз домой и долго ещё хранил и иногда ради удовольствия покуривал с неё