среда, 15 июля 2015 г.

"Если бы я работал на хозяина"

Я начинаю писать серию случаев из своей трудовой  биографии. Каждый из этих случаев,если бы я работал на капиталиста, сделал бы меня если не таким же капиталистом,
как мой хозяин,то одним из уважаемых и высокооплачиваемых его работников.
Судите сами:
Случай первый.
   Работал я на минском автомобильном заводе,в третьем механосборочном цехе на участке нормалей. На этом участке
производили мелкие детали к машине марки МАЗ-535,537и
пр. Эти машины имели военное направление. Когда меня перевели, после индивидуального обучения,  
на этот участок, мастер участка привёл меня на моё рабочее место, к токарно-револьверному станку,показал мне чертёж
и технологию деталей,которые я должен буду точить.
Показал как пользоваться приспособлением,зажатым к четырёх кулачковому патрону станка,на котором я буду работать,и как к этому приспособлению вставить заготовку детали,которую я должен буду точить. И при этом он меня утешил или обнадёжил,что эта работа очень денежная и
хороший токарь за смену может выточить этих деталей целых пять штук а каждая деталь стоит один рубль и семьдесят копеек новыми деньгами.(После Хрущёвской реформы рубля,
лет пять люди ни как не могли привыкнуть к новым деньгам и по этому долго можно было слышать этот термин "новыми деньгами").
Первые дни я естественно не очень то был доволен своей работой так как у меня ни как не получалось пять деталей за смену.Помню первые несколько дней я еле успевал изготовлять две-три этих деталей.А детали то не какие ни будь
архисложные а обыкновенные штуцера только не прямые а 
в форме буквы Г.А размеры этого штуцера я до сих пор помню. С одной стороны этот штуцер имел резьбу, размер которого составлял один дюйм Бриггса.Это конусная резьба
а внутренний размер двадцать пять мм.
А с другой стороны этот штуцер имеет метрическую резьбу,
30Х1,5  и в конце поверхность конусная для герметизации.
  Трудность изготовления этих штуцеров была в том,что очень не удобно было зажимать заготовку к приспособлению.
Представьте себе.Токарно-револьверный станок Секешфехерварского станкостроительного завода у которого
четырёх кулачковый патрон сам весит порядка семидесяти кг.
К этому патрону советские конструкторы на мудрили из разных конструкций и переходников такое приспособление,что
его вес раза в два превышает вес четырёх кулачкового патрона
станка. И когда зажав заготовку включаешь шпиндель станка то станок вибрирует так,что стоять с ним рядом страшно.
А работать надо.Этих штуцеров,как сказал мне мой мастер,на каждую машину девять штук идут.Но при норме пять штук в смену то сборщиков это количество устраивает.
В общем мучился я с этими штуцерами месяца полтора или
два,теперь не помню,потом однажды осенила меня,как избавиться от этого приспособления и повысить производительность.А это оказалось настолько просто,что
я до сих пор поражаюсь тупостью тех конструкторов,которые не додумались до такого простого решения и намудрили
бог весть какое приспособление.
  Ведь говорят же всё гениальное очень просто. А моё очень простое решение получилось просто гениально.
Спрашивается,как зажать букву Г трёх кулачковым патроном,что бы не было биение.Оказывается очень просто.
Кто работал на токарном станке,легко поймёт о чём идет речь.
Для того что бы зажать букву Г или заготовку похожую на курительную трубку,только с ровным мундштуком трёх кулачковым патроном и что бы не было биение,просто смещаем третий кулачок.
То есть,как принято,ставим первый кулачок за ним второй,два раза крутим ключом червяк и потом на третьем витке, ставим  третий кулачок. 
И вот"курительная трубка" лежит мундштуком на первом и втором кулачках а третий кулачок давит на "трубку" там,куда заправляют табак. Удивительно то,что заготовки из которых я точил эти штуцера, были штампованы  не очень удовлетворительно  но за то прекрасно подходили к параметрам патрона и кулачков моего станка.После того,как я избавился от приспособления я 
не имел ни каких трудностей и первый день этим способом,выточил по одной стороне шестьдесят заготовок.
Правда что бы легко было выдержать размер в длину  с обоих
сторон,я выточил упор и вставил в шпиндель. А для того,что бы не испортить резьбу,выточил заглушку и на следующий день эти шестьдесят штук доделал по второй стороне.
Теперь представьте себе,то приходили мастера сборочного
участка и по одной или в лучшем случае по три штуки брали
этих деталей и несли в гальванику то тут я, не думая чем это кончится, взял да отдал своему мастеру все детали.
Вы бы видели выражение его лица,когда он увидел сразу
столько этих деталей в ящике. Вот так я совершил первый свой трудовой "подвиг" и большой идиотизм.
  То есть я за две смены заработал тогдашнюю месячную
зарплату тех горе конструкторов.Правда мне этих денег так и не заплатили. В конце месяца как выписывали, по наряду, семьдесят рублей,так и после моего подвига. И ещё со следующего дня
безотлагательно срезали цену на эти детали в десять раз.
То одна деталь стоила один рубль семьдесят копеек а стала 
семнадцать копеек,И ни кому даже в голову не пришло
поинтересоваться,как это то из за этих деталей не одного мастера выгоняли с работы а то вдруг такое изобилие.
А ведь хозяин наверное поинтересовался бы и оценил бы заслугу того,кто облегчил свой труд и принёс ему явную выгоду.