суббота, 5 декабря 2015 г.

Человек за бортом




  Очередной раз,когда мы шли из Красноводска на Махачкалу,
произошёл такой случай. Я был свободен от вахты и
сидел в курилке с ребятами и курили. И вдруг по громкой связи объявили,что человек за бортом.
  Естественно,это же не шуточное событие. Мы в центре Каспия. Если человек за бортом то он явно выпал из какого то судна. Вахтенный рулевой объявляет.что по курсу на без десяти двенадцать,на скольких то кабельтовых,теперь уже не помню, человек машет руками.
  Тут прибежали,кто был свободен от вахты и те матросы,которые несли вахту на палубе,на нос "Любовь Шевцовой" начали галдеть кто о чём не поймёшь, тут и капитан наш подошёл и стал внимательно смотреть,куда показывали ребята,  на машущего, руками человека.
  Ну смотрю и я в этом направлении и не вижу человека машущего руками и спрашиваю то у одного то у другого,где человек,который машет руками. И все,у кого я спрашиваю, смотрят на меня с не до умением,мол как ты не видишь,
всего каких ни будь километре утопающего, который на столько устал, что взмахи его рук чередуются всё реже и реже.
  Но я ни как не вижу человека,там куда все показывают.
Подошёл я к капитану, он стоял впереди всех и с нова стал просить, чтобы показали мне этого бедолагу, который тонет.
  А надо сказать, что Каспий, хотя и очень часто бесится,но и
порой бывают такие дни, что поверхность воды напоминает
опрокинутый к небу зеркало неимоверно гигантских размеров и это бывает в основном в утренние часы. Вода на столько бывает спокойная,что напоминает один огромный кусок стекла.
  И в тот день тоже было где то семь или около половины
восьмого утра.Поверхность воды напоминает сине-зеленоватое стекло,на котором отражается восходящее солнце и то там то тут на расстоянии двадцати-тридцати метров  от судна выглядывают
 головки тюленей,с взглядом древних мудрецов, созерцающих
основы мироздания. Они на столько привыкли к разного рода
транспорту морскому, что ведут себя абсолютно спокойно.
И ещё одно обстоятельство,про которое я до того как стал работать на море,ни где не читал и не от кого не слышал.
  Оказывается наши пернатые братья, которые не имеют к морю никакого отношения, по своей не сообразительности, улетают над морем на столько далеко, что потом  у них не хватает сил на обратную дорогу и им ничего не остаётся как или, сесть на
какой ни будь предмет,плавающий на воде, если таковые есть, или просто камнем упасть и погибнуть в море.
  А вот я не могу сказать, те птицы, которым судьба посылает какой ни будь предмет,на который они садятся,потом,после
отдыха, у них хватает ума, чтоб лететь обратно или же они
всё ровно погибают. Это отступление я пишу, чтобы мои дорогие читатели смогли включиться в команду спасателей,которые ни как не могли показать мне утопающего "человека".
 Когда капитан дал команду " шлюпку на воду," я у него спрашиваю:
 Товарищ капитан,все смотрят на меня как на слепого,один
деятель,даже начал распространяться на счёт того, как я прошёл медкомиссию,когда меня принимали на работу,
Хоть вы мне скажите,где же человек, который тонет я его
не вижу. И тут капитан посмотрел на меня и говорит:
  _Не волнуйся, сейчас его доставят к нам на борт и ты ,на конец
его увидишь, а пока смотри, что ты видишь вооот в том направлении в метрах в трёхстах и показывает на голову тюленя,которая торчит из воды.
  Я говорю ему, что там голова тюленя. Тогда капитан посмотрел
 на меня несколько секунд внимательно прямо в глаза  и
спрашивает а что ты видишь от этого тюленя дальше?
 Я и говорю ему,что я вижу деревянный ящик,на котором сидят две вороны и когда начинает шевелиться одна ворона то другая машет крылом для равновесия и так то одна ворона машет крылом то другая.
 Тогда капитан говорит старпому:
   _Бегом принеси бинокль.
 Услышавший этот приказ вахтенный матрос помчался за биноклем, который находился у рулевого и мигом принёс его.
  Капитан взял бинокль и минуты две посмотрел в том направлении и спрашивает у мня:
_Так сколько ты говоришь ворон на том ящике?
 Я говорю я вижу двух а капитан говорит со спокойным голосом:
_Их там три.И отдаёт команду "отставить спуск шлюпки"в то время,когда шлюпка уже касалась воды.
 После этого случая мои сотрудники,особенно те,которые были дружны со мной, называли меня "соколиным глазом".
А второго помощника капитана,который учился заочно в каком то московском институте а сам был в эрудиции абсолютным нулём и удивлялся по поводу моей медкомиссии по зрению и по каждому поводу любил спорить со мной,
ребята стали называть "глазнюком" или офтальмологом.

 
Автор: Ахмед Астанов на 11:54
Отправить по электронной почте
Написать об этом в блоге
Опубликовать в Twitter